Гений или человек?

Гений или человек? от [info]valentina_kn

Гениальность как таковую не сопровождает ни порок, ни добродетель. Гении бывают разные, как и все остальные люди. Даже слишком разные. Отсюда, возможно, трудности их понимания. В гениальном поэте или писателе (равно как и художнике, композиторе, актере и т.д.) мы всякий раз стремимся увидеть либо незапятнанную чистоту души (а как иначе, ведь он создавал такие возвышенные, такие одухотворенные, такие светлые произведения!), либо низменность губительных страстей (а как иначе, ведь он рождал столь пограничные, безысходные строки!)

Законы гениальности, общие для всех, безусловно, существуют

, раз существует само явление гениальности. И все же у каждого гения – своя мера гениальности. Нельзя мерить Гете по шкале Байрона, а к Достоевскому подходить также как к Хемингуэю. Ни в творчестве, ни в жизни. И последовательность именно такая, поскольку для большинства на первом месте стояло все-таки творчество. А все остальное – на второфм.

Перечитайте, скажем, биографию Бодлера или Верлена. Каково Ваше впечатление? «И это – великий поэт!?!» — возмущенно воскликнет кто-то. Да, это – великий поэт. Я настаиваю. Потому что творчество – это отдельно. Отдельно от порока, распутства и дурновкусия, отдельно от пошлости, отдельно себя самого, если хотите, того себя, который предается пороку и распутству. Творчество выше творца. Оно поднимает его до себя и над собой, а опускаться ли обратно? – его личный, человеческий выбор.

Распутен не потому что гений, а потому что человек. Выискиваете в биографиях великих порочащие их факты? А зачем? – Это очень полезный вопрос. Задай его люди себе почаще, многих ошибок удалось бы избежать. Хотите оправдать собственную низость? А как насчет того, чтобы доказать собственное величие, опираясь на биографию того же человека? Сможете? То-то и оно.

Да, гений может сквернословить, пить, предаваться разврату, но сквернословит, пьет и предается разврату не гений как таковой, а человек, этот гений в себе заключающий и носящий. Гений не может быть гением в каждое мгновение своей жизни, в каждом слове, в каждом действии. Он – человек и ничто человеческое ему не чуждо.

Наличие таланта вовсе не гарантирует наличия истины. Если это талантливо написано, это еще не означает, что это истинно.

Кому интересны любовные похождения Байрона? Многим, — скажете вы. Совершенно верно. А почему эта тема вызывает столь жгучий и, заметьте, неослабевающий интерес? Мало ли покорителей женских сердец было во времена Байрона, до и после него? Мало ли было ловеласов, значительно превзошедших великого поэта в деле обольщения? Тогда почему всех интересует именно Байрон? Да потому, что он – Байрон! И что бы он ни делал, это привлечет повышенное внимание современников, потомков, исследователей и псевдо исследователей.

Всем известно, что Есенин пил. Да мало ли пьяниц и алкоголиков было на Руси? Нет, нам важно, что пил Есенин. Другого не станут рассматривать через лупу, разглядывать под микроскопом, а его – станут. Потому что великий поэт. Получается, повышенное внимание к отрицательному, низменному, порочному вызвано именно гением этих людей. Не будь они наделены искрой Божьей, канули бы в безвестность как сотни тысяч менее и более отрицательных, низменных и порочных. Но им такая участь не грозит.

Когда великие делают что-то выдающееся, героическое, мы восхищаемся, порой – преклоняемся, но все же воспринимаем это как должное. Стоит же им обнаружить нечто неприглядное – и мы возмущены до предела, оскорблены в своих лучших чувствах. Наше доверий обмануто, а вера осквернена. Мы словно удивляемся: как, разве они тоже люди? Да, представьте себе, тоже. И всегда ими были.

Помните знаменитое «Курица – не птица, женщина – не человек»? В контексте нашей темы можно смело перефразировать, опустив вступление про птиц: «Гений – не человек», ибо ему слишком часто отказывают в проявлении самых обычных человеческих чувств, наклонностей и слабостей, не говоря уже о чем-то большем.

Тогда возникает другой вопрос: надо ли говорить, знать о неприглядных поступках, неблаговидных мыслях, порочащем образе жизни великих, если таковые имели место? Конечно, надо, ведь это – факты их биографии. А факты – вещь если и не упрямая, то, по крайней мере, настойчивая. Но, знакомясь со всеми этими пикантными, шокирующими, запрещенными подробностями биографий великих, я неизменно задаюсь вопросом: а где поэт? Где писатель? Ведь его как бы нет, он исчезает за чередой, перечнем, перечислением…

Если вы меряете гения обывательскими мерками, то и судите его тогда как обывателя! А то получается как-то несправедливо. Мне нравится отыскивать у великих такие же недостатки, какими наделен я сам, но я не в состоянии обнаружить у себя тех же достоинств. «Я пью? Ну и что? И Есенин пил, и Высоцкий…» А создаешь ли ты то, что создавали они? Нет? — Тогда не имеешь права сравнивать.

Всегда следует помнить, что помимо чисто человеческих свойств и качеств, эти люди обладали свойствами и качествами Творцов, созидающих, рождающих, осеняющих. И надо не опускать их талант до уровня их пороков, а поднимать собственную природу до сияющих вершин их дарования!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *